Слепое лицензирование


Проводимая правительством реформа системы здравоохранения, к сожалению, не затрагивает процесс доступа в этот бизнес. Процедура лицензирования должна обеспечивать качество и безопасность медицинской помощи,  но.... Законом Украины «О лицензировании видов экономической деятельности» (далее – Закон о лицензировании) предусмотрено, что лицензирование применяется

Eng
Ua

Ru

Слепое лицензирование


25 февраля 2019

Проводимая правительством реформа системы здравоохранения, к сожалению, не затрагивает процесс доступа в этот бизнес. Процедура лицензирования должна обеспечивать качество и безопасность медицинской помощи,  но….

Законом Украины «О лицензировании видов экономической деятельности» (далее – Закон о лицензировании) предусмотрено, что лицензирование применяется только к такой деятельности, которая может представлять угрозу, в т.ч. жизни и здоровью физических лиц. Другими словами лицензирование – это способ государственного регулирования и контроля, который применяется с целью устранения угрозы нарушения прав и законных интересов людей, в т.ч. прав на жизнь и здоровье. Идея, надо признать правильная и логичная. Однако реализация, как это часто бывает, сильно отличается от первоначальной идеи.

Порядок лицензирования медицинской практики установлен постановлением Кабинета Министров Украины № 285 от 02.03.2016г. Согласно нему, для получения лицензии лицензиат подает в МОЗ Украины заявление, опись, ведомости о состоянии материально-технической базы и наличии персонала с указанием его образовательного и квалификационного уровня, а также акт санитарно-эпидемиологического обследования помещений.  С марта 2018 года для получения лицензии на первичную медицинскую помощь данный акт не нужен.

На первый взгляд просто и понятно.

И не друг, и не враг, а так….

Для начала давайте разберемся с актом санитарно-эпидемиологического обследования. Он составляется по форме № 315/о, утвержден приказом МОЗ Украины № 160 от 11.07.2000г. При этом инструкция о его заполнении, как и описание порядка его выдачи в целях лицензирования не утверждены.  Т.е. что именно в него вписывать, кроме как из самого бланка, не ясно. Но и в самом бланке есть только общие фразы – название объекта обследования и что установлено в результате такого обследования. Остальные графы особой смысловой нагрузки не несут.

Таким образом сотрудники управлений санитарного надзора Госпродпотребслужбы могут вписать в него абсолютно что угодно: от короткой фразы «соответствует санитарным нормам» до очень детального описания объекта.

На практике же в этом акте описываются общая характеристика здания, состав и площадь помещений, их отделка, наличие инженерных коммуникаций, освещения. Иногда встречается упоминание о наличии медицинского оборудования, но без деталей. Изредка – о персонале. Но описание персонала, как правило, ограничивается численностью и оговоркой о наличии медицинских книжек. Также в акт вносятся данные о проведенных лабораторных исследованиях (микроклимат, инсоляция, проба воды). Но все же 90 процентов акта – это описание лицензиата и его помещения.

И это единственная «проверка», которую надо пройти для получения лицензии. И кавычки, в данном случае не спроста. Это обследование не считается проверкой, а акт по форме 315/о не считается актом проверки и не регулируется Законом Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности». Он также не считается разрешительным документом.

Дьявол кроется в деталях

Вторым неоднозначным документом, на основании которого орган лицензирования должен принимать решение о безопасности будущей медицинской помощи и о ее соответствии минимальным требованиям, являются ведомости о состоянии материально-технической базы и наличии персонала с указанием его образовательного и квалификационного уровня (далее – ведомости). Условно, этот документ можно разделить на три раздела: общая информация о лицензиате, описание помещений и оборудования, описание персонала.

Заполнение этой ведомости является достаточно нудной и кропотливой работой, часть которой лишена какого-либо смысла, но требуется законодателем. Так, если с заполнением общей информации о лицензиате вопросов не возникает, то остальные «части» ведомости о состоянии материально-технической базы и наличии персонала, с указанием его образовательного и квалификационного уровня излишне детализированы.

При описании помещений необходимо указать название помещения (например, кабинет врача-хирурга), его площадь и врачебные специальности, которые видно из его названия, и по которым будет оказываться медицинская помощь в этом кабинете, а также подразделение, в котором оно расположено. Отдельным вопросом является понятие «подразделения» в понимании Лицензионных условий. Кроме вышеуказанного, к каждому помещению необходимо указать точный график работы (время и дни), перечень медицинского оборудования и инструментария с указанием полного названия модели и производителя, их количество, а также техническое состояние и год выпуска. При этом перечень оборудования должен соответствовать примерным табелям оснащения соответствующих кабинетов.

Здесь кроется несколько проблем. Во-первых, эти табели оснащения кабинетов крайне устарели и содержат избыточное количество и номенклатуру медицинских изделий, часть из которых уже не применяются в современной медицинской практике. Во-вторых, такое детальное описание графика работы кабинета и его оснащения лишено юридического смысла, т.к. никак не помогает достичь целей лицензирования. Более того, если ФЛП или небольшое учреждение здравоохранения еще в состоянии перечислить все свои медицинские инструменты, то крупным медицинским учреждениям это, зачастую, просто не под силу. В-третьих, чтобы соответствовать примерным табелям оснащения, бизнесу необходимо потратить средства, иногда значительные, на оборудование и инструменты, которые и вовсе не будут использоваться на практике.

При этом в акте санитарно-эпидемиологического обследования это оборудование или инструменты не указываются. Поэтому добросовестное заполнение этой части ведомостей остается на совести лицензиатов и на практике никак не влияет на безопасность и качество медицинской помощи.

Такая же ситуация и с указанием информации о поверках измерительного медицинского оборудования. Ведь указание даты поверки в ведомости никак не влияет на соблюдение лицензиатом требований о ее периодическом проведении.

С условной третьей частью ведомостей в целом аналогичная ситуация. Если требование описывать весь медицинский персонал, вплоть до санитарок, вызывает вопросы, то необходимость указывать к каждому из них характер трудоустройства (основное место работы или по совместительству) вообще является бесполезным способом «контроля» со стороны государства.

МОЗ Украины, на сегодняшний день, не имеет единого реестра выданных или действующих сертификатов и свидетельств врачей или младшего медицинского персонала. Поэтому лицензионная комиссия МОЗ Украины не может проверить подлинность информации о персонале, а в акте санитарно-эпидемиологического обследования она не указывается.

Самое время напомнить, что согласно принципов Закона о лицензировании, требования лицензионных условий должны быть однозначными и не допускать их субъективного применения, а также не должны содержать лишних административных процедур.

Таким образом, большая часть информации, содержащейся в ведомостях, вносится лицензиатом самостоятельно и без контроля со стороны государства. А проверка подлинности информации, ее соответствия реальному положению при рассмотрении документов не предусмотрена, целиком и полностью зависит от добросовестности лицензиата. С другой стороны, в некоторых случаях выполнить требования ведомостей об указании различных мелочей невозможно.

Деталей мало, нужна периодичность

Позволю себе напомнить, что согласно части 2 статьи 15 Закона о лицензировании, лицензиат обязан уведомить орган лицензирования об изменениях любой информации и документов, поданных для получения лицензии, не позднее чем через 1 месяц со дня таких изменений.

Несоблюдение этой злополучной нормы является одним из самых распространенных нарушений, выявляемых при лицензионных проверках. И все бы ничего, если оценивать эту норму с точки зрения врача – ФЛП. Но ситуация кардинально меняется для крупных медицинских учреждений, которые оперируют сотнями или тысячами квадратных метров медицинского пространства, сотнями или тысячами медицинских работников. А если вспомнить степень детализации информации в ведомостях, то ситуация доходит до абсурда: необходимость заполнять всю ведомость и таким образом необходимость уведомлять орган лицензирования возникает уже при покупке или списании градусников, стетоскопов, одноразовых медицинских инструментов.

А своевременность таких уведомлений МОЗ Украины может контролировать только путем проведения лицензионных проверок, которые проводятся нечасто, или в результате анализа ежегодной медицинской отчетности, чем, по правде говоря, никто в лицензионной комиссии не занимается. Таким образом, государство сознательно создает для медицинского бизнеса условия, которые он выполнить не может. Чем не предпосылки для коррупционной составляющей?

 

Итог

Стоит признать, что за последние 7 лет процедура лицензирования медицинской практики значительно упростилась: отменены заключения санитарно-эпидемиологической экспертизы, для некоторых специальностей не нужен даже акт санитарно-эпидемиологического обследования, несколько раз сокращалось количество информации, указываемой в ведомостях, упрощались и сами ведомости. Однако за всеми этими дерегуляционные мерами не прослеживается системности и конструктивности. Они хоть и упрощают работу, но являются скорее полумерами без четкой финальной концепции.

Несмотря на это, существующий порядок получения лицензии на медицинскую практику и ее обслуживания, препятствует развитию и масштабированию медицинского бизнеса с одной стороны, а с другой – не может обеспечить эффективный контроль за соответствием лицензиата требованиям лицензионных условий, ведь орган лицензирования не может проверить на достоверность большую часть предоставляемой информации и вынужден принимать решение о выдаче лицензии фактически «вслепую».

Способ контроля и регулирования медицинской практики в виде лицензирования в существующем виде не эффективен и создает предпосылки для коррупционной составляющей. Он требует изменений в направлении сокращения предоставляемой информации с одной стороны, и введения простых, безболезненных и логичных процедур контроля — с другой.

 

 

Старший юрист ЮКК «Де-Юре»
Оносовский Дмитрий