Полечить согласие — согласие на медицинское вмешательство


Институт информированного согласия на медицинское вмешательство является крайне важным и, хотя и нормативно урегулирован, все же оставляет ряд вопросов для практики правоприменения. Что и как? Юрист ЮКК "Де-Юре" Наталья Ляшенко специально для издания "Юридическая практика" помогла детально разобраться в вопросе. Согласно статье

Eng
Ua

Ru

Полечить согласие — согласие на медицинское вмешательство


16 января 2019

Институт информированного согласия на медицинское вмешательство является крайне важным и, хотя и нормативно урегулирован, все же оставляет ряд вопросов для практики правоприменения. Что и как? Юрист ЮКК «Де-Юре» Наталья Ляшенко специально для издания «Юридическая практика» помогла детально разобраться в вопросе.

Согласно статье 43 Основ законодательства Украины об охране здоровья, для применения методов диагностики, профилактики и лечения необходимо согласие пациента, информированного в соответствии со статьей 39 указанного Закона. Эта статья, в свою очередь, предусматривает, что пациент (законный представитель пациента) имеет право на получение полной и достоверной информации о состоянии своего здоровья, а медицинский работник обязан предоставить пациенту в доступной форме информацию о состоянии его здоровья, цели проведения предложенных исследований и лечебных мероприятий, прогнозе возможного развития заболевания, в том числе о наличии риска для жизни и здоровья. Законом предусмотрены также исключительные случаи, в которых наличие согласия не требуется, и возможность отказа пациента либо его законного представителя от медицинского вмешательства. Несмотря на достаточно высокий уровень правовой урегулированности вопроса, на практике возникают ситуации, в которых факт наличия или отсутствия согласия, а также правомерности его предоставления становится предметом спора.

Формальное согласие

В Украине на нормативном уровне закреплена форма информированного добровольного согласия пациента на проведение диагностики, лечения и на проведение операции и обезболивания (форма № 003-6/о, утверждена приказом Министерства здравоохранения Украины от 14 февраля 2012 года №110). Изучив данную форму, можно прийти к выводу, что из ее содержания невозможно установить, какую именно информацию врач предоставил пациенту, в полном ли объеме, и о чем вообще они договорились. И в таком случае каждая сторона остается со своей правдой. Кроме того, вызывает вопросы формулировка закона о «доступной форме» информации.

Что является доступной формой? Очевидно, что уровень восприятия одной и той же информации пациентом в 14, 35 и 85 лет будет совершенно разным. Кроме того, на восприятие информации в значительной мере влияет физическое и психологическое состояние пациента, его интеллектуальные способности, обстоятельства и условия жизни. Следовательно, определять то, насколько понятна информация пациенту в каждом конкретном случае должен врач. Что касается субъектов предоставления согласия на медицинское вмешательство, то следует обратить внимание на такие особенные категории пациентов, как недееспособные и несовершеннолетние. Согласно действующему законодательству Украины, в отношении пациента, который не достиг 14 лет (малолетний пациент), а также пациента, признанного в установленном порядке недееспособным, субъектом предоставления согласия являются их законные представители. По мнению автора, учтены не все «уязвимые» категории пациентов, например, тяжелобольные пациенты, пациенты с психическими расстройствами, пациенты, которые в силу возраста либо заболевания не могут в полной мере воспринимать информацию и давать ей адекватную оценку. С одной стороны, до тех пор, пока человек не признан недееспособным, правовых оснований для ограничения его свободы выбора, тем более в таком важном вопросе, как жизнь и здоровье, нет. С другой стороны, не является ли безответственным оставлять на усмотрение человека, не вполне отвечающего за свои действия, разрешение этих вопросов? Не самоустраняются ли в таком случае общество, родственники, медицинские работники от принятия решений, которые сам человек принять не способен?

Право на отказ

Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) был рассмотрен ряд дел, касающихся предоставления согласия на медицинское вмешательство. Чаще всего заявители жалуются на нарушения статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, закрепляющей право на уважение к частной и семейной жизни. Так, например, было признано нарушением статьи 8 Конвенции применение методов лечения ребенка, имеющего серьезные ментальные и физические отклонения, без согласия матери на такие методы (дело Гласс против Соединенного Королевства). Мать ребенка выступала против применения диаморфина, но медицинские работники в экстренной ситуации все равно его применили, не получив предварительного разрешения через суд. ЕСПЧ посчитал, что игнорирование возражений матери как законного представителя в данном случае было недопустимо, а у медицинского учреждения была возможность предварительно получить решение суда (возникшая экстренная ситуация была прогнозируемой). Интересной также является позиция ЕСПЧ касательно того, что несмотря на предварительное согласие на применение морфина, данное матерью, предположительно, под влиянием уговоров врачей, обязательно должен был быть принят во внимание последующий безоговорочный отзыв заявительницей своего согласия. Проводя аналогии с украинским законодательством, следует отметить, что в соответствии со статьей 43 Основ законодательства Украины об охране здоровья, в случае если отказ дает законный представитель пациента, и он может иметь для пациента тяжкие последствия, врач должен сообщить об этом органу опеки и попечительства. При этом, фактически, получив отказ законного представителя от медицинского вмешательства и уведомив об этом орган опеки и попечительства, врач остается в ситуации, когда не имеет правовых оснований для оказания помощи малолетнему или недееспособному пациенту.

Принудительные критерии

Также хотелось бы обратить внимание на практику Европейского Суда по правам человека, касающуюся согласия на медицинское вмешательство в отношении подозреваемых и заключенных, в частности, с целью получения доказательств совершения преступления. Среди основных факторов, которые учитываются при рассмотрении подобных дел, можно выделить следующие (на примере дела Йаллох против Германии).

1. Унизительность и бесчеловечность применяемых мер. Обращение можно считать унизительным, если оно вызывает у жертвы чувство страха, неполноценности, направлено сломить физическое либо моральное сопротивление, принудить жертву действовать вопреки своей воле. Способ, применяемый к подозреваемому с целью извлечь из его тела доказательства совершения преступления, не должен превышать минимальный уровень жестокости, установленный прецедентной практикой Европейского Суда по статье 3 Конвенции. Любая терапевтическая мера, необходимая с точки зрения установленных медицинских принципов не может расцениваться как бесчеловечная или унизительная.

2. Любое обращение к принудительному медицинскому вмешательству с целью обнаружения доказательств совершения преступления должно быть достаточно обосновано обстоятельствами дела.

3. Назначение и выполнение медицинской процедуры врачами, пребывание под врачебным наблюдением.

4. Привело ли принудительное вмешательство к ухудшению здоровья и имело ли долгосрочные последствия для него. Несмотря на то, что данное решение касалось применения принудительных мер для извлечения из тела подозреваемого контейнера с наркотическими средствами, что является не настолько актуальным для Украины, приведенные критерии могут быть вполне применимы к процедуре принудительного получения биологических образцов, которое предусмотрено в Уголовном процессуальном кодексе Украины, но порядок проведения которого нормативно должным образом не закреплен.

Итого, следует отметить, что институт информированного согласия на медицинское вмешательство является крайне важным и, хотя и нормативно урегулирован, все же оставляет ряд вопросов для практики правоприменения. Практика Европейского Суда по правам человека в данном случае может служить ориентиром и давать основу для принятия решений в тех или иных ситуациях.

Автор: юрист ЮКК «Де-Юре» Наталья Ляшенко.

Источник: Юридическая практика.