Отчуждать нельзя оставить


Европейский суд по правам человека 14 февраля 2019 года вынес решение в деле «Рамазян против Армении» (заявление № 54769/10), предметом рассмотрения в котором был вопрос соблюдения права заявителей на мирное владение своим имуществом в процессе отчуждения земельных участков по мотивам

Eng
Ua

Ru

Отчуждать нельзя оставить


5 марта 2019

Европейский суд по правам человека 14 февраля 2019 года вынес решение в деле «Рамазян против Армении» (заявление № 54769/10), предметом рассмотрения в котором был вопрос соблюдения права заявителей на мирное владение своим имуществом в процессе отчуждения земельных участков по мотивам общественной необходимости.

Так, заявители владели несколькими сельскохозяйственными земельными участками, которые являлись основным источником дохода заявителей. Эти участки были расположены на территории, на которой были обнаружены залежи меди и молибдена. Частная компания получила лицензию на проведение горных работ по добыче указанных полезных ископаемых, распоряжением правительства был утвержден перечень участков, подлежащих экспроприации по мотивам общественной необходимости. Земельные участки заявителей были включены в данный перечень.

Заявители возражали против выкупа у них земельных участков, в результате чего дело о принудительном отчуждении рассматривалось в судебном порядке. В ходе судебного разбирательства государственным органом была предоставлена экспертная оценка, однако заявители не были с ней согласны, поскольку полагали, что рыночная стоимость согласно экспертной оценке была существенно ниже реальной стоимости земельных участков.

Национальные суды не согласились с доводами заявителей, решили изъять у них земельные участки и присудили им компенсацию исходя из рыночной стоимости земельных участков согласно экспертной оценке плюс 15 процентов установленной законом надбавки.

Заявители обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека на нарушение государством Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Суд обратил внимание, что при оценке стоимости земельных участков эксперт для сравнения использовал рыночную стоимость соседних земельных участков, то есть таких, что также находились в зоне экспроприации. Суд предположил, что нельзя исключать, что заявители не смогли бы приобрести, либо хотя бы испытывали значительные сложности в поиске аналогичной земли в другой области, не затронутой экспроприацией, исходя из причитающейся им компенсации.

Суд указал, что могут существовать ситуации, когда компенсация, соответствующая рыночной цене недвижимости, даже включая установленную законом надбавку, не будет являться надлежащим возмещением за лишение права собственности. Как отмечает Суд, такая ситуация может иметь место, если отчуждаемая недвижимость является основным, если не единственным, источником дохода, а предлагаемая компенсация не отображает это.

Суд отметил, что национальные суды будучи осведомлены о том, что земельные участки были единственным источником доходов заявителей, не уделили внимание вопросу действительно ли присуждаемой компенсации будет достаточно хотя бы для приобретения аналогичных участков на территории проживания заявителей. Исходя из этого, Суд пришел к заключению, что на заявителей было возложено чрезмерное бремя, а государством было допущено нарушение части первой статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Для сравнения приведем положения национального законодательства Украины относительно размера компенсации за отчуждение земельных участков в общественных нуждах либо по мотивам общественной необходимости.

Так, при отчуждении земельного участка собственнику либо возмещается рыночная стоимость имущества, либо предоставляется равноценное имущество. В стоимость также включаются убытки, которые понесет собственник в связи с отчуждением, такими убытками являются убытки, понесенные собственником в связи с досрочным прекращением обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенная выгода.

При этом, по согласию собственника, ему может быть передано имущество большей стоимости нежели выкупаемое (но не более чем на 10%), в таком случае собственник обязан выплатить государству разницу; также может быть передано имущество меньшей стоимости, с компенсацией собственнику разницы.

Нельзя не отметить, что статьей 1 Прокола № 1 к Конвенции собственнику отчуждаемого в общественных интересов имущества предоставляются гораздо более широкие гарантии, по сравнению с украинским законодательством: компенсация должна быть справедливой, то есть соразмерна в первую очередь не стоимости недвижимости, а объему усилий, которые должно затратить лицо на восстановление своего положения.

 

В контексте правомерности принудительного отчуждения земельных участков в общественных нуждах либо по мотивам общественной необходимости следует упомянуть решение Верховного Суда от 13 февраля 2019 года по делу № 874/4/17, спор в котором возник в связи со схожими обстоятельствами.

Районная государственная администрация обратилась с иском к физическому лицу, которому на праве собственности принадлежал земельный участок, часть которого планировалось использовать в связи з добычей полезных ископаемых общегосударственного значения, о принудительном отчуждении части земельного участка.

Верховный Суд, отказывая районной государственной администрации в удовлетворении исковых требований, применил другой критерий правомерности лишения лица его имущества, предусмотренный частью первой статьи 1 Прокола № 1 к Конвенции, – обязательное наличие общественного интереса.

Верховный Суд указал, что истец не мотивировал, в чем заключается общегосударственный интерес, который обуславливает исключительную необходимость принудительного отчуждения земельного участка, а само по себе размещение на земельном участке полезных ископаемых общегосударственного значения не свидетельствует про наличие такого интереса, особенно при условии, что инициатором отчуждения земельных участков выступало частное предприятие, которое осуществляет хозяйственную деятельность, связанную с добычей полезных ископаемых для удовлетворения собственных коммерческих интересов, что свидетельствует в первую очередь о коммерческом характере такой инициативы.

 

юрист судебной практики ЮКК «Де-Юре»
Владислав Мартынчук